Увеличить шрифт: А А А

Моя жизнь рядом с Бенедиктом XVI

Второй личный секретарь Папы рассказывает

Слушайте тех, кто живет с ним рядом день за днем, и вы поймете, как часто медиа искажают образ нынешнего Папы. Будто Ратцингер – профессор, тевтонец, замкнутый, бесчувственный, закованный в броню, непримиримый и еще похуже. Откройте для себя, что все не так.

Каков на самом деле этот последний преемник Петра, «скала», человек более других на заре третьего тысячелетия представляющий историю, начавшуюся давным-давно в Галилее, и который вместе с «благой вестью» несет на себе немыслимое бремя двух тысячелетий Христианства? 

От его ближайшего окружения можно узнать, как живет Бенедикт XVI, в миру Йозеф Ратцингер, да, профессор из Баварии,  человек широчайшей культуры, но и необыкновенной человечности, кротости и веры.

Дон Альфред Шуэреб, мальтиец 53 лет, с 2007 года являющийся одним из двух личных секретарей Бенедикта XVI (второй – немец Георг Генсвайн), живет непосредственно в Ватикане, в папских апартаментах. В феврале 2012 он прибыл с кратким визитом в итальянский Никелино, в то время как город был закован в ледяной панцырь, чтобы отдать дань памяти в годовщину смерти своего друга и соотечественника дона  Джо Галеа (Joe Galea).

На вечере встречи с приходской молодежью дону Альфреду, конечно, не удалось избежать любопытных вопросов – как ему живется в доме Папы. Он отвечает с обезоруживающей простотой:

- Моя служба начинается в 6 утра и заканчивается около 9 вечера. Почти целыми днями Понтифик принимает людей; в среду всегда собирается толпа на открытую и публичную аудиенцию. Я и дон Георг готовим документацию для аудиенций; из гос. секретариата прибывает ежедневно огромное количество корреспонденции. Одна из моих обязанностей собирать и составлять список просьб о молитве, с которыми обращаются к Папе. Это просьбы о больных, о людях в сложной жизненной ситуации или претерпевающих страдание. Лист со списком я помещаю на генуфлекторий (подставка для коленопреклонения, прим. пер.) в капелле, где Папа уединяется для молитвы. Что меня больше всего поражает, среди тысяч дел, которыми он занимается, он помнит об этих людях: через некоторое время он спрашивает о новостях по конкретным случаям. 

Глубоко человечные, отеческие отношения складываются у Бенедикта XVI и с его непосредственными сотрудниками.

- Это заметно даже в мелочах – говорит дон Альфред – например, в один из дней мы после завтрака спускались в сад для чтения [молитвы] розария. Было довольно холодно, и я помог ему надеть куртку. Когда выходили из лифта, у меня были заняты обе руки, и он, в свою очередь, помог мне надеть пальто. Мы должны помогать друг другу, что я и делаю. Когда я звоню на Мальту, он осведомляется о здоровье моей мамы. Я рассказал ему, зачем еду на два дня в Никелино: он помнит дона Джо, и дона Джошуа, и книгу дона Паоло. Уверен, что когда я вернусь, он спросит, как все прошло.

Каждый день в Ватикан прибывают главы государств, епископов, делегации со всех уголков мира. И на письменный стол преемника Петра снова обрушиваются мириады проблем внешних и внутренних, нередко персональные нападки, полемика, трагические новости из стран, где Церковь живет на грани хрупкого равновесия. Сцена глобальна. Что говорить, что делать? Как дать услышать голос Папы без риска ухудшить ситуацию христиан там, где их преследуют?

- Бенедикт XVI спокоен, его поддерживает величайшая вера. Он - человек, который продолжает жить Евангелием в самом прямом смысле, - поясняет дон Альфред. 

Лодка Петра-рыбака движется вперед. Все так же, две тысячи лет. Порой кажется, что она еле тащится или села на мель, иногда она, похоже, готова перевернуться под натиском волны, но буря прекращается, и она снова выходит в открытое море. Так было всегда, с самого начала. Из зала поступают новые вопросы. Было ли трудно Бенедикту XVI принять наследие Папы Войтылы и его большой харизмы?

- Господь от каждого ждет свое. Папа Ратцингер имел мужество и силу остаться самим собой. Я восхищаюсь им еще и поэтому – отвечает дон Альфред.

Бытовые моменты:

- Утром я слушаю выпуск новостей по радио и за завтраком сообщаю о наиболее важных Папе. Он любит беседовать за столом, обычно кроме меня и дона Георга присутствуют четыре женщины посвященной жизни, которые заботятся о кухне и доме. Мы говорим о событиях дня, после ужина смотрим итальянские или немецкие новости.

Молодой человек спрашивает, интересуется ли Папа футболом, кажется, что нет, но в папские апартаменты эхо некоторых матчей доносится через секретаря, именно дон Альфред (который, подумать только, для своего визита в Турин облачился в черную обувь с белой полоской) оставляет впечатление, что он не равнодушен к миру мяча.

Как же этот священник, улыбчивый и жизнерадостный, подобно жителям его родного острова Гоцо, дошел до того, что сделался секретарем Папы? Это простая история, подобная историям дона Джо, дона Джошуа, дона Максимилиана и других мальтийских священников. Гоцо и Мальта по сей день изобилуют призваниями: многие священники уходят в миссии, почти все, будучи семинаристами, проходят стажировку и после рукоположения проводят хотя бы пару лет в служении за границей. Дон Альфред был отправлен в один из приходов Рима, здесь продолжил учебу в Папском университете, затем в разные годы исполнял обязанности при гос. секретариате и префектуре Папского Дома. Когда монс. Мечислав Мокшицкий (бывший личный секретарь Иоанна Павла II, при Бенедикте XVI прослуживший первые два года понтификата) сделался епископом и уехал на Украину, дона Альфреда призвали заменить его.     
 «Какие у Папы хобби?» - спрашивает другой юноша.

- Ну..  не соответствует истине, что мы держим дома кота (а мы все равно верим, что кот существует, прим. пер.) - улыбается дон Альфред, - Хотя Папа Бенедикт очень любит животных. Рассказывают, что когда он был еще кардиналом, каждый раз по дороге останавливался, чтобы обратиться к какому-нибудь коту. Кто-то его спросил: простите, ваше преосвященство, а кошки понимают по-немецки или по-итальянски? Они не понимают языка, а вот интонации - да, ответил он. Несомненно, Папа обожает музыку, он – превосходный пианист. Иногда после ужина мы слушаем, как он играет на пианино. И, конечно, у него книги: его кабинет ими переполнен. Его рабочий кабинет обставлен очень просто; стеллажи и письменный стол те же самые, что остались со времен, когда он был профессором в Тюбингене (1966-1969 годы, прим. пер.) 

Ему 84 года, в конце месяца он отправится в Мексику и на Кубу*. Ошибается, кто называет Бенедикта XVI «оседлым Папой», не любящим контактов с людьми. Рассказывает дон Альфред:

- В его бытность кардиналом, когда он мог передвигаться без эскорта, Ратцингер, идя за покупками, останавливался поговорить в магазине… когда «мы оба были более свободными», как сказал однажды в шутку президент Италии Наполетано. 

Интересно знать:
* Кстати, побывав в Испании в августе 2011 года, Бенедикт XVI стал самым пожилым Понтификом, совершившим зарубежный визит. Теперь он едет за океан.

Поделиться:


Написать нам cообщение

×