Увеличить шрифт: А А А

Он сам творил историю. Воспоминания очевидца

Рассказ архиепископа Лео Кёшли о консистории 11 февраля 2013 года и последовавших за этим событиях

"... Затем взял слово Святой Отец. В тот раз я впервые присутствовал на консистории, поэтому я не представлял, нормально это или нет. Он говорил на латыни, так что от всех нас потребовалось больше усилий, чем обычно – повседневным языком курии является итальянский, поэтому было заметно некоторое напряжение, поскольку мы старались понять, к чему он ведет. 
Через несколько секунд стало ясно, что происходит. Это не было обычным обращением. Он говорил не о консистории и не о будущих святых, не о кадровых изменениях, не о годовщине Латеранских соглашений и не о конце исторического спора с Италией. Напротив, он сам творил историю. Я почувствовал, как внутри у меня всё сжалось, как только я представил, что прямо перед нами происходит нечто, не виданное веками: добровольное отречение Римского Понтифика. 

Было видно, как напротив меня, в замедленном движении, телеоператор мультяшным жестом изумления прикрыл свой рот рукой, монсеньор, сидевший рядом, начал тихонько всхлипывать, плечи архиепископа Генсвайна опустились. Кардиналы наклонились вперед, чтобы убедиться, что они правильно понимают сказанное, и я сам обнаружил, что проверяю, не упала ли моя челюсть. Затем наступило молчание.

После небольшой паузы, декан Коллегии кардиналов кардинал Анджело Содано встал и взял слово. Я не помню точно, что он говорил, но это было что-то краткое, успокаивающее и подходящее моменту. Было ясно, что он был проинформирован заранее и подготовил несколько слов. Напротив, лица остальных кардиналов свидетельствовали, что они не были предупреждены о том, что должно было произойти в то утро. 

После того как кардинал Содано приветствовал Папу, мы последовали за Святым Отцом к выходу из зала. Хор попытался петь какое-то заключительное песнопение, но всё это казалось уже немного неуместным. Я посмотрел вокруг, чтобы увидеть кардиналов, которые собрались в небольшой круг и смотрели друг на друга в изумленном молчании.

Папа объявил, что уйдет в отставку спустя три недели, но это уже ощущалось как конец. Мы пошли за ним к лифту, который шел наверх, в его апартаменты. Обычно всё это происходило со спокойным достоинством, но теперь это было в атмосфере тихого шока. 

Возле лифта он обернулся, чтобы поприветствовать нас. Мы просто не в силах были произнести наши обычные прощальные слова – «До завтра, Святой Отец», «Приятного аппетита, Святой Отец!» или «С праздником!»; я не помню, был ли я в состоянии вообще что-то ему сказать. Мы пожимали ему руку в молчании или бормотали что-то нечленораздельное. Когда я держал его руку, я подумал, что он выглядит очень старым и очень бледным. Потом он ушел. Я повернулся к одному из мирян во главе группы, сжал его руку и сказал: “Ora, cosa facciamo?” («Что нам теперь делать?»). Он ничего не ответил на это..."

Примечание:

Монс. Лео Уильям Кёшли — церковный дипломат, с 2009 г. возглавлял английскую секцию Госсекретариата Святого Престола, в 2012 г. был наделён дополнительными полномочиями в области церемониала, с 24 июля 2013 г. архиепископ Сент-Эндрюса и Эдинбурга.

Поделиться:


Написать нам cообщение

×