Увеличить шрифт: А А А

Зенитчик Ратцингер

Автор: Штефан Браубургер
...мы всегда говорили ему: "Ратцингер, ты ужас для всех унтер-офицеров"

В августе 1943 года 16-летний Йозеф Ратцингер вместе со своими одноклассниками был призван в вспомогательные части военно-воздушных сил. Сам национал-социалистический режим призывал детей на военную службу. (Штефан Браубургер 14 августа 2005 года)

С нападением на Советский Союз в 1941 году Германия распахнула ворота "тотальной войне". Здание мужской семинарии в Траунштайне, в котором квартировали учащиеся, потребовалась под военный госпиталь. 

Война приходит в Германию

После этого Йозеф Ратцингер стал ходить в школу из дома, и больше не посещал встречи Гитлерюгенда; членство его там было для семьи слишком большой жертвой. Это (уход из общежития) также повлекло за собой снижение платы за обучение. В остальном сохранился привычный уклад жизни семинаристов. В процессе занятий духовные руководители прежде всего заботились об эстетическом, умственном, и особенно о религиозном воспитании своих учеников. 

Сначала война пришла в Германию с воздуха. Английские и американские бомбардировщики почти каждый день летали над немецкими городами, нанося удары. Вскоре огненные штормы последовали один за одним. Йозеф Ратцингер получил повестку "на противовоздушную оборону Отечества". По указу от 26 января 1943 года стало возможным заменять солдат в войсках ПВО "молодежными помощниками ВВС и военно-морского флота". 

Служба в ПВО в Мюнхене

Таким образом в августе 1943 года шестнадцатилетний Ратцингер был вместе с одноклассниками откомандирован в Мюнхен. Там, параллельно с сокращенным школьным курсом, они начали изучение устройства зенитной пушки. Йозеф Ратцингер прибыл в зенитную батарею в районе Людвигсфельд, на севере Мюнхена. Батарея обороняла завод БМВ в Аллахе, где производились "необходимые для обороны" ракетные двигатели. 

Ужас для всех унтер - офицеров

Зенитная пушка Flak 88 По воспоминаниям Зондерлинга, в кругу своих товарищей-зенитчиков Ратцингер "страдал больше всех, однако с ним считались". Также и Вильгельм Гайссельбрехт говорит: "Он был абсолютно невоенным человеком, и мы всегда говорили ему: "Ратцингер, ты ужас для всех унтер-офицеров"". 

Он олицетворял собой полную противоположность "Hitlerjunge", полную противоположность тому, каким бы его хотел видеть режим. Он не был спортсменом, был довольно замкнут, прекрасно развит умственно, сообразителен и, при случае, не скрывая выражал сочувствие. В то время как его приятели по кубрику в казарме пели громкие песни, он писал по-гречески иронические стихи о нелюбимых унтер-офицерах. Все вместе юноши слушали запрещеные радиостанции противника. 


"Убежище" найдено

Итак он нес службу на радиолокационной станции: должен был определять местонахождение приближающихся самолетов. Должен ли он был стрелять? Один из тех, кто разделял с ним все тяготы, Ханс Уль говорит: "Ратцингер не был у орудия, он был у измерительных приборов, определял расстояние до самолетов, а мы выставляли расстояние на взрывателях снарядов зенитки". Попали ли эти снаряды когда-нибудь в самолет, бывшие боевые товарищи не знают. Ранней весной 1944 года батарея была переведена в Гильхинг, а Ратцингера перевели в телефонисты - в надежное убежище от боевых действий. Как вспоминает Вильгельм Гайссельбрехт, который тоже служил в этом подразделении: "Ратцингер был рад, что удалился от орудийной стрельбы". В часы ожидания Йозеф читал Библию или Бревиарий. "Его оставили в покое, потому что знали, что он хочет побыть в одиночестве. Все это поняли." 

Он видел подневольных рабочих 

Во время службы в зенитной артиллерии Ратцингер приобрел и другой опыт. На месте первой дислокации батареи мальчики видели как из расположенного неподалеку концлагеря Дахау пригоняли заключенных на принудительные работы на завод БМВ. 

В одном из более ранних разговоров Ратцингер вспоминает: "К котловану с высокими отвалами их приводили хорошо вооруженные эсэсовцы. Обращались ли здесь с ними лучше, чем с их товарищами по несчастью в концентрационных лагерях? В бездне гитлеризма невозможно было это разглядеть". Таким образом он тоже стал свидетелем человеческих страданий на оборонных заводах. Эти ощущения юноши почти не обсуждали между собой. 

Поделиться:


Написать нам cообщение

×