Увеличить шрифт: А А А

Сколь отличен пожар Христа

Фото
Новое и мощное само-сообщение Бога

В 10 часов утра воскресенья Пятидесятницы Святейший Отец Бенедикт XVI предстоятельствовал в ватиканской базилике за Святой Мессой Торжества. В ходе Евхаристического Богослужения, после провозглашения Святого Евангелия, Папа произнес проповедь.

Дорогие братья и сестры,

в торжественном богослужении Пятидесятницы мы приглашены исповедовать свою веру в присутствие и действие Святого Духа и призвать Его излияния на нас, на Церковь и на весь мир. А потому давайте присоединимся, и с особой силой, к призыву самой Церкви: Veni, Sancte Spiritus!, - к призыву такому простому и прямому, но вместе с тем необыкновенно глубокому, изливающемуся прежде всего из сердца Христа. Ведь Дух Святый - это дар, о котором  Иисус просил и постоянно просит Отца для Своих друзей; это первый и главный дар, испрошенный Им для нас Своим Воскресением и Вознесением на Небо.

Об этой молитве  Иисуса нам говорит сегодняшний евангельский отрывок, местом действия которого является Тайная Вечеря. Господь  Иисус говорит Своим ученикам: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек» (Ин 14,15-16). Здесь нам открывается молящееся сердце  Иисуса, Его сыновнее и братское сердце. Эта молитва достигает своей вершины и свершения на кресте, где мольба Христа является  единым целым с тем тотальным даром, который сделал Он из Самого Себя, и таким образом Его молитва становится как бы самой печатью Его полного самопожертвования из любви к Отцу и к человечеству: мольба и дар Духа встречаются, проникают друг в друга, становятся единой реальностью. «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек». В действительности молитва  Иисуса -  во время Тайной Вечери и на кресте - это молитва, продолжающаяся также на Небе, где Христос восседает одесную Отца, ибо  Иисус вечно живет Своим священством заступничества о Народе Божием и о человечестве, и поэтому Он молится обо всех нас, прося у Отца дара Духа Святого.

Рассказ о Пятидесятнице в книге Деяний апостолов - мы слышали его в первом чтении (ср. Деян 2,1-11) - представляет "новый путь" деяния Бога, начаты с воскресения Христа, - деяния, в которое вовлечены человек, история и вселенная. От умершего и воскресшего и вернувшегося к Отцу Сына Божия теперь веет на человечество, с беспрецедентной силой, божественное дыхание, Святой Дух. Что же производит это новое и мощное само-сообщение Бога? Там, где есть разрывы и отчуждение, оно творит единство понимание. Святой Дух инициирует  процесс воссоединения между отдельными частями человечества, разделенными и рассеянными; люди, зачастую ограниченно воспринимающие себя лишь как индивидуумы, находящиеся в конкуренции или конфликте друг с другом, под воздействием Святого Духа открываются опыту общения, который может настолько вовлечь их, что они становятся новым организмом, новым субъектом: Церковью. Таков результат деяния Божия: единство; ибо единство есть знак признания, "визитная карточка" Церкви в ходе ее вселенской истории. С самого начала, со дня Пятидесятницы, она говорит на всех языках. Вселенская Церковь предшествует поместным Церквам, и они обязаны всегда сообразовываться с нею согласно критерию единства и вселенскости. Церковь никогда не является пленницей политических, расовых и культурных границ; ее не следует сравнивать с государствами или даже с Федерациями государств, поскольку ее единство иного рода, и она стремится выйти за пределы любых насаждаемых человеком границ.

Из этого, дорогие братья, возникает практический критерий распознавания для христианской жизни: когда человек или общество замыкается в своем способе мыслить и действовать, это является знаком того, что они отдалились от Святого Духа. Духовный путь христиан и поместных Церквей должен всегда сообразовываться с путем единой и вселенской Церкви, и согласовываться с ним. Это не означает, что единство, созданное Святым Духом, является своего рода эгалитаризмом. Напротив, это скорее модель Вавилона, то есть, установление культуры единства, которую можно бы назвать "технической". Действительно, в Библии говорится (ср. Быт 11,1-9), что в Вавилоне все говорили на одном общем языке. В Пятидесятницу же апостолы заговорили на различных языках, так, чтобы каждый человек понимал послание на своем наречии. Единство Духа проявляется во множественности понимания. Церковь по своей природе едина и многообразна, предназначенная к тому, чтобы в том виде, в каком она есть, жить среди всех наций, всех народов и в самых разных социальных контекстах. Она отвечает на свое призвание быть знамением  и орудием единства всего человеческого рода (ср. Lumen gentium, 1), лишь если остается независимой от любого государства и любой отдельной культуры. Всегда и повсюду Церковь должна быть поистине католической и вселенской, домом для всех, в котором каждый может обрести себя.

Рассказ из Деяний апостолов предлагает нам еще одну весьма конкретную отправную точку. Вселенскость Церкви выражается перечнем народов, согласно древней традиции: "Мы парфяне, мидийцы, эламиты...", и так далее. Здесь можно отметить, что св. Лука выходит за пределы числа 12, которое всегда выражает вселенскость. Он смотрит за горизонты Азии и северо-западной Африки, и добавляет еще три элемента: "римлян", то есть, западный мир; "иудеев и прозелитов", понимая по-новому единство между Израилем и остальным миром; и наконец "критян и аравитян", представляющих Запад и Восток, острова и твердую сушу. Это расширение горизонтов является дальнейшим подтверждением новизны Христа в измерении человеческого пространства, в истории народов: Святой Дух вовлекает людей и народы и через них преодолевает стены и преграды.

В Пятидесятницу Святой Дух проявляет Себя как огонь. Его пламя нисходит на собравшихся учеников, воспламеняется в них и дарит им новое рвение к Богу. Так осуществляется то, что предсказал Господь  Иисус: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк 12,49). Вместе с верными из разных общин апостолы понесли этот божественный огонь до краев земли; так они открыли путь для человечества, светлый путь, и соработали с Богом, пожелавшим Своим огнем обновить лице земли. Как отличается этот огонь от огня войн и бомб! Сколь отличен пожар Христа, распространяемый Церковью, от тех пожаров, которые разжигают диктаторы каждой эпохи, в том числе и прошлого века, оставляя за собой сожженную землю. Огонь Бога, огонь Святого Духа - это огонь неопалимой купины, который пылает, не сжигая (ср. Исх 3,2). Это огонь, который горит, но не разрушает; который, напротив, разгораясь, выявляет лучшую и истинную часть человека, как бы в процессе плавления заставляет проявиться его внутреннюю форму, его призвание к истине и к любви.

Ориген, Отец Церкви, в одной из своих проповедях на книгу Иеремии, приводит слова, приписываемые  Иисусу, не содержащиеся в Священных Писаниях, но которые,  вероятно, являются подлинными. Звучат они так: «Кто со Мною, тот с огнем» (Omelia su Geremia L. I [III]). Действительно, во Христе обитает полнота Бога, Которого в Библии сравнивают с огнем. Чуть выше мы отметили, что огонь Святого Духа горит, но не сжигает. И все же он совершает преобразование, а потому должен что-то устранить в человеке, шлаки, которые загрязняют его и мешают ему в его отношениях с Богом и с ближними. Однако это действие божественного огня пугает нас, мы боимся "обжечься", предпочитаем оставаться такими как есть. Это зависит от того, что наша жизнь очень часто построена согласно логике иметь, обладать, а не посвятить себя другим. Многие верят в Бога и восхищаются  Иисусом Христом, но когда от них требуется поступиться чем-то своим, они отступают, боясь требований веры. У них возникает страх, что придется отказаться от чего-то прекрасного, к чему они привязаны; страх, что следование за Христом лишает нас свободы, какого-то опыта, части нас самих. С одной стороны мы желаем пребывать с  Иисусом, следовать за Ним по пятам, а с другой - боимся последствий, которые из этого возникают.

Дорогие братья и сестры, мы всегда нуждаемся в том, чтобы слышать от Господа  Иисуса слова, которые Он часто повторял Своим друзьям: "Не бойтесь". Как Симон Петр и другие, мы должны позволить, чтобы Его присутствие и Его благодать преобразовали наши сердца, всегда подверженные человеческим слабостям. Мы должны уметь признавать, что потерять что-то, больше того,  самих себя,  ради истинного Бога, Бога любви и жизни, - это, на самом деле, выиграть, более полно обрести себя. Тот, кто вверяет себя  Иисусу, уже в этой жизни вкушает мир и радость сердца, которые мир не может дать, но и не сможет отнять после того, как Бог даровал их нам. Следовательно, стоит дать прикоснуться к нам этому огню Святого Духа! Возникающая при этом боль необходима для нашего преобразования. Это реальность креста: не случайно на языке  Иисуса  "огонь" - это прежде всего представление тайны креста, без которого не существует христианство. Поэтому, просвещенные и утешенные этими словами жизни, вознесем нашу мольбу: Приди, Дух Святой! Зажги в нас огонь Твоей любви! Мы знаем, что это дерзкая молитва, которой мы просим прикоснуться к нам пламени Божию; но мы знаем и то, что этот огонь - и только он - имеет силу спасти нас. Мы не желаем, защищая нашу жизнь, потерять жизнь вечную, которую Бог хочет нам подарить. Мы нуждаемся в огне Святого Духа, ибо лишь любовь спасает. Аминь.

Поделиться:


Написать нам cообщение

×