Увеличить шрифт: А А А

Анджела из Фолиньо: между любовью и болью

Генеральная аудиенция 13 октября 2010
Генеральная аудиенция 13 октября 2010
Фото Видео Аудио
От обращения к мистическому опыту. Генеральная аудиенция
Общая аудиенция 13 октября состоялась в 10.30 на площади святого Петра, где Святейший Отец встретился с группами паломников и верных из Италии и многих стран мира. В своей речи на итальянском языке Папа размышлял над личностью блаженной Анджелы из Фолиньо, мистика, жившей в тринадцатом веке.
 
Дорогие братья и сестры, 
 
Сегодня мне бы хотелось поговорить о блаженной Анджеле из Фолиньо, великом средневековом мистике, жившей в XIII веке. Обычно, вспоминая о ней, восхищаются вершинами опыта единения с Богом, которых она достигла, но, пожалуй, слишком мало внимания уделяется первым шагам, ее обращению и долгому пути, который она проделала от исходной точки, "великого страха ада", до искомой цели, полного единения с Троицей. Первая часть жизни Анджелы точно не была жизнью ревностной ученицы Господа. Родившись около 1248 года в состоятельной семье, она рано осталась без отца и воспитывалась матерью достаточно поверхностным образом. Очень рано она была введена в светский круг города Фолиньо, где познакомилась с неким мужчиной, за которого вышла замуж в двадцать лет и от которого имела детей. Ее жизнь была настолько легкомысленной, что она позволяла себе презирать так называемых "кающихся", - очень распространенных в ту эпоху, - то есть, тех, кто с целью следовать за Христом продавали свое имущество и жили в молитве, в посте, в служении Церкви и в делах милосердия.
 
Некоторые события, такие, как сильное землетрясение 1279 года, ураган, многолетняя война с Перуджей и их суровые последствия повлияли на жизнь Анджелы, которая стала постепенно осознавать свои грехи, вплоть до решающего шага: она призывает св. Франциска, который является ей в видении, и спрашивает у него совета, собираясь покаяться во всех своих грехах: это произошло в 1285 году, Анджела исповедалась у  монаха-францисканца в Сан-Феличано. Три года спустя этот путь обращения пережил еще один крутой поворот: разрыв эмоциональных связей, поскольку, всего за несколько месяцев, вслед за смертью матери она пережила смерть мужа и всех детей. Тогда она продает все свое имущество и в 1291 году вступает Третий Орден св. Франциска. Она скончалась в Фолиньо 4 января 1309 года.
 
Книга Блаженной Анджелы из Фолиньо, в которой собраны документы о нашей Блаженной, рассказывает об этом обращении; указывает необходимые для него средства: покаяние, смирение и страдания; и рассказывает об этапах этого обращения, последовательность видений Анджелы, начавшихся в 1285 году. Пережив эти видения, она попыталась рассказать о них с помощью своего исповедника монаха, который точно записал их, стараясь затем систематизировать их по этапам, назвав их "шаги или изменения", но ему не удалось полностью упорядочить их (ср. Il Libro della beata Angela da Foligno, Cinisello Balsamo 1990, p. 51). Это произошло потому, что опыт соединения для блаженной Анджелы состоял из полного вовлечения духовных и телесных чувств, и из того, что она "понимала"  во время своих экстазов, в ее сознании оставалась, так сказать, лишь "тень". "Я действительно слышала эти слова - признавалась она после одного из мистических видений, - но о том, что я видела и понимала, и то, что Он [то есть Бог] мне показал, я никоим образом не знаю и не могу говорить об этом, хотя я охотно открыла бы то, что поняла, со словами, которые я слышала, но это была абсолютно невыразимая пропасть". Анджела из Фолиньо излагает свое мистическое "пережитое", не пытаясь осознать его умом, поскольку эти божественные озарения сообщались ее душе неожиданно, внезапно. Ее исповеднику-монаху было трудно записывать эти события,  "также из-за ее большой и вызывающей восхищение сдержанности в отношении божественных даров" (Ibid., p. 194). Не только Анджеле было трудно описать свой мистический опыт, но и ее собеседникам было трудно его понять. Эта ситуация с ясностью указывает на то, что единственный и истинный Учитель, Иисус, живет в сердце каждого верующего и желает полностью им обладать. Так же и в Анджеле, которая писала одному из своих духовных чад: "Сын мой, если бы ты видел мое сердце, то был бы, безусловно, вынужден делать все, что желает Бог, ибо мое сердце есть сердце Бога, а сердце Бога - мое". На эти слова эхом звучат слова св. Павла: "И уже не я живу, но живет во мне Христос" (Гал 2,20).
 
Итак, давайте рассмотрим лишь несколько "шагов" из богатого духовного пути нашей Блаженной. Первый шаг, в сущности, является предпосылкой: "Это было осознание греха, - как он уточняет, - после чего душу охватил великий страх быть навеки проклятой; на этом этапе она горько плакала" (Il Libro della beata Angela da Foligno, p. 39). Этот "страх" ада соответствует тому типу веры, который имела Анджела в момент своего "обращения"; ее вере еще недоставало милости, то есть, любви к Богу. Раскаяние, страх ада, покаяние открывают Анджеле перспективу скорбного "крестного пути", который, с восьмого по пятнадцатый шаг, приведет ее затем на "путь любви". Рассказывает монах-исповедник: "Тогда она сказала: Мне было это божественное откровение: «После того, что вы написали, прикажи написать о том, что любой желающий сохранить благодать не должен отрывать взора души от Креста, ни в радости, ни в печали, которые Я им дарую или позволю»" (Ibid., p. 143). Но в этой фазе Анджела еще "не чувствует любви", - она утверждает: "Душа испытывает стыд и горечь, и не чувствует еще любви, но боль" (Ibid., p. 39), и остается неудовлетворенной.
 
Анджела чувствует, что должна дать что-то Богу в возмещение своих грехов, но постепенно понимает, что ей нечего дать Ему, более того, она осознаёт, что является "ничтожеством" перед Ним; она понимает, что не в ее воле открыться к Божьей любви, пока она сама полна своим  "ничтожеством", своею "нелюбовью". Как она скажет впоследствии, лишь "истинная и чистая любовь, исходящая от Бога, пребывает в душе и помогает осознать собственные недостатки и доброту Бога [...] Такая любовь несет душу во Христа, и она твердо понимает, что в этом не может быть никакого обмана. С этой любовью нельзя смешивать ничего от мира сего" (Ibid., p. 124-125). Следует открываться только и исключительно любви Божией, высшее выражение которой заключено во Христе: "Боже мой, - молит она, - сделай меня достойной познать высочайшую тайну, которую осуществила Твоя страстная и несказанная любовь, вместе с любовью Троицы, то есть, высочайшую тайну Твоего пресвятого воплощения для нас. [...] О, непостижимая любовь! Превыше этой любви, сделавшей, чтобы мой Бог стал человеком ради того, чтобы я стала Богом, нет иной любви" (Ibid., p. 295). Тем не менее, сердце Анджелы всегда помнит раны прошлого; даже после тщательной Исповеди она оказалась прощенной, и все еще мучилась грехами, свободной и все еще обусловленной прошлым, ей были отпущены грехи, но она все еще нуждалась в покаянии. И мысль об аде не оставляет ее, ибо, чем больше душа преуспевает на пути христианского совершенства, тем больше она убеждается в том, что не только является "недостойной", но и в том, что заслуживает ада.
 
И вот, на своем мистическом пути Анджела глубоко постигает главное: то, что спасет ее от "недостойности" и от "заслуженного ада", будет не ее "соединение с Богом" и не  обладание "истиной", но распятый Христос, "Его распятие ради меня", Его любовь. В восьмом шаге она пишет: "Но я все еще не понимала, что же было наивысшим благом, мое ли освобождение от грехов и от ада, и обращение к покаянию, либо Его распятие ради меня" (Ibid., p. 41). Это неустойчивое равновесие между любовью и болью, которое она ощущала на протяжении всего своего трудного пути к совершенству. Она созерцает чаще всего Христа Распятого, потому что в этом видении видит осуществление совершенного равновесия: на Кресте - Богочеловек в момент Его высочайшего акта страдания, высочайшего акта любви. В третьей Инструкции Блаженная настаивает на этом созерцании и утверждает: "Чем более совершенно и чисто мы видим, тем более совершенно и чисто мы любим. [...] Потому что, чем больше мы видим Бога и человека  Иисуса Христа, тем больше мы преобразуемся в Нем посредством любви. [...] То, что я сказала о любви, [...] то же самое я говорю о скорби: чем больше душа созерцает невыразимую скорбь Бога и человека  Иисуса Христа, тем больше она скорбит и превращается в скорбь" (Ibid., p. 190-191). Уподобляться Ему, преобразовываться в любви и страданиях распятого Христа, отождествляться с Ним. Обращение Анджелы, начатое с той самой исповеди 1285 года, достигнет зрелости только тогда, когда прощение Бога явится ее душе как бескорыстный дар любви Отца, источник любви: "Нет никого, кто мог бы принести оправдания, - утверждает она, - потому что каждый может любить Бога, а Он не просит у души ничего, кроме того, чтобы она Его любила, ибо Он любит ее и Он есть ее любовь" (Ibid., p. 76).
 
На духовном пути Анджелы переход от обращения к мистическому опыту, от того, что можно выразить словами к невыразимому, происходит через Распятого. Именно "страдающий Богочеловек" стал ее "учителем совершенства". Следовательно, весь ее мистический опыт состоял в стремлении к совершенной "похожести" с Ним, через все более глубокое и радикальное очищение и преобразование. Этому восхитительному опыту Анджела отдается всем своим существом, душой и телом, не жалея себя в покаяниях и мучениях от начала до конца, желая умереть, испытав всю боль, пережитую распятым Богочеловеком, чтобы быть полностью преобразованной Им: "Чада Божии, - призывала она, - обратитесь полностью в претерпевшего страсти Богочеловека, Который настолько возлюбил вас, что соизволил умереть ради вас самой позорной и невыразимо мучительной смертью, испив до конца чашу боли и горечи. И все это из любви к тебе, о человек!" (Ibid., p. 247). Это отождествление означает также пережить то, что пережил  Иисус: бедность, презрение, боль, потому что, - как утверждает Анджела, - "через земную бедность душа обретет небесные богатства; через презрение и стыд она получит высшую честь и величайшую славу; через крупицу покаяния, совершённого в страдании и скорби, она будет обладать с бесконечной нежностью и утешением Высшим Благом - вечным Богом " (Ibid., p. 293).
 
От обращения - к мистическому единению с распятым Христом, к невыразимому. Высочайший путь, секрет которого заключался в постоянной молитве: "Чем больше ты будешь молиться, - утверждает она, - тем больше будешь просвещен; чем больше ты будешь просвещен, тем глубже и ближе ты увидишь Высшее Благо, воплощение добра; чем глубже и ближе ты Его увидишь, тем больше будешь любить Его; чем больше ты будешь любить Его, тем больше Он будет тебя радовать; и чем больше Он будет тебя радовать, тем больше ты будешь Его понимать и станешь способным понимать Его. И дальше придешь к полноте света, потому что поймешь, почему ты не мог понять" (Ibid., p. 184).
 
Дорогие братья и сестры, жизнь Блаженной Анджелы начинается с мирской жизни, достаточно далекой от Бога. Но затем встреча с личностью св. Франциска и, наконец, встреча с Распятым Христом пробуждает ее душу к Присутствию Бога,  к тому, что только с Богом жизнь становится истинной жизнью, поскольку становится в скорбях о грехе любовью и радостью. Об этом нам говорит Блаженная Анджела. Сегодня всем нам грозит опасность жить так, будто Бога нет: Он кажется столь далеким от сегодняшней жизни. Но у Бога есть тысяча способов, для каждого - особый, чтобы показать душе Свое присутствие, показать, что Он есть, что Он знает и любит каждого из нас. И Блаженная Анджела из Фолиньо желает сделать нас внимательнее к тем знакам, при помощи которых Господь прикасается к нашей душе, чтобы научить нас пути с Богом и к Богу в единении с Распятым Христом. Помолимся же ко Господу, дабы Он сделал нас внимательными к знакам Своего присутствия, которое учит нас по-настоящему жить. Спасибо.
 
Поделиться:


Написать нам cообщение

×