Увеличить шрифт: А А А

Углубимся - что такое Крещение. Импровизация Бенедикта XVI

Импровизация Бенедикта XVI о таинстве Крещения
Что такое Крещение? Импровизация Святейшего Отца
Фото Видео Аудио
Когда пройдено море Чермное

11 июня в 19.30 Святейший Отец прибыл в Базилику Св. Иоанна на Латеране где открыл диоцезную встречу посвященную теме «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» и приуроченную к завершению пастырского года епархии Рима. Бенедикт XVI произнес экспромтом речь, впоследствии названную одной из величайших речей о крещении. 

 
Ваше высокопреосвященство,
дорогие братья во священстве и епископстве,
дорогие братья и сестры,
 
для меня большая радость быть здесь, в кафедральном соборе Рима,  со священниками моей епархии, и я от всего сердца благодарю кардинала викария за его добрые слова.
 
Как мы уже слышали, последние слова, которые Господь в земной жизни обратил к своим ученикам, были: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Научите и крестите. Почему недостаточно для его последователей узнать учение Иисуса, принять христианские ценности? Почему необходимо быть крещенными? Вот тема нашего размышления, имеющего целью понять сущность, глубину Таинства Крещения.  
 
Кое-что прояснится, если мы внимательно прочтем эти слова Господа. Выбор слова «во имя Отца» в греческом тексте очень важен: Господь говорит «eis», а не «en», то есть не «именем» Троицы, как например вице-префект  говорит от имени префекта, посол - «от имени» правительства, нет. Он говорит  «eis to onoma», то есть происходит некое погружение в имя Троицы, включенность в ее Имя. Некое взаимопроникновение бытия Божия и нашего существования, погруженность в Тринитарного Бога: Отца, Сына и Святого Духа; как в супружестве, к примеру, две личности становятся одним телом, становятся чем-то новым, уникальной реальностью с новым, уникальным именем.    
 
Господь помогает нам еще лучше понять эту реальность в его разговоре с саддукеями о воскресении [мертвых]. Из канона Ветхого Завета саддукеи признавали только Пятикнижие Моисеево, а в нем не появляется воскресение; поэтому они его отрицали. Господь же, основываясь именно на этих пяти Книгах, демонстрирует реальность воскресения и говорит: не читали ли вы реченного вам Богом: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? (ср. Mt 22,31-32).
 
Стало быть, оттого что Бог принял этих троих, в его имени они претворились в имя Божье. Чтобы понять, кто он, этот Бог, нужно увидеть этих людей, которые сделались именем Бога, Божьим Именем, которые погружены в Бога. И так мы видим: тот, кто находится в имени Бога, кто погружен в Бога – жив, поскольку Бог – говорит Господь – есть Бог не мертвых, а живых. И если он - Бог тех [реальных людей], он – Бог живых; и они живы, потому что включены в упоминание, в жизнь Бога. Именно это происходит в нашем бытии крещенными: мы становимся включенными в имя Бога, таким образом, мы принадлежим этому имени, и Его имя становится нашим, и мы также можем своим свидетельством, как те трое из Ветхого Завета, заявлять о Боге, быть знамением того, кто есть этот Бог, именем этого Бога.
 
Следовательно, быть крещенными означает быть едиными с Богом; в уникальном, новом бытии мы принадлежим Богу, мы погружены в самого Бога. Задумавшись об этом, мы сразу можем сделать несколько выводов.
 
Первый заключается в том, что Бог больше не далек от нас безмерно, и есть он или нет - не является темой для обсуждения, но мы пребываем в Боге и Бог - в нас. Приоритет, центральное положение Бога в нашей жизни есть первое следствие Крещения. На вопрос «Бог есть?» ответом становится: «Есть, и он с нами; ядро нашей жизни - эта близость Бога, это бытие в самом Боге, который является не далекой звездой, но представляет собой сферу моей жизни». Такой напрашивается первый вывод, и тогда нам надо отдавать себе отчет, что всегда следует сознавать это присутствие Бога, действительно жить в его присутствии. 
 
Второе следствие из вышесказанного: не мы делаем себя христианами. Стать христианином – это не то, что происходит по одному моему решению: «Теперь я сделаюсь христианином». Конечно, мое решение необходимо, но прежде всего это действие Бога со мной: не я делаю себя христианином, а я взыскан Богом, принимаю его [протянутую] руку и таким образом, говоря «да» этому действию Бога, становлюсь христианином. Становиться христианами это, в определенном смысле, пассивное действие: не я делаюсь христианином, но Бог делает меня своим человеком, Бог берет меня в руку свою и реализует мою жизнь в новом измерении. Подобно тому, как я не делаю себя живым, но жизнь мне дана, я родился не оттого, что сделал себя человеком, но это произошло, поскольку мне даровано человеческое бытие. Так и христианское бытие даровано мне, и в отношении того, что становится активным в нашей, в моей жизни - я пассивен.  И этот факт пассивности, не делания самих себя христианами, но бытия христианами по Божьему деланию, уже содержит в себе частицу тайны Креста: лишь умирая для собственного эгоизма, выйдя из самого себя, я могу стать христианином.
 
Третий пункт, который открывается в этой перспективе: будучи погруженным в Бога, я, естественно, един с братьями и сестрами, поскольку все другие люди пребывают в Боге. И если я извлечен из своей обособленности, если я погружен в Бога - я погружен в общность с другими [людьми]. То, что я крещен, никогда не касается исключительно «меня», но неизбежно означает единство со всеми другими; быть в единстве и солидарности со всем Телом Христовым, со всей общиной братьев и сестер. Тот факт, что Христианство включает меня в общину, разрушает мою изоляцию. Мы должны учитывать это в нашем бытии христианами.
 
И наконец, вернемся к слову Христа к саддукеям: «Бог есть Бог Авраама, Исаака и Иакова» (ср Mt 22,32), и, следовательно, они не мертвы, если они принадлежат Богу – они живы. Имеется в виду, что с Крещением, с погружением в имя Божие, мы тоже погружены в жизнь вечную, мы живы навсегда! Иными словами, Крещение это первый этап Воскресения: погруженные в Бога, мы уже окунулись в жизнь нерушимую, Воскресение начинается. Как Иаков, Исаак и Авраам, будучи «именем Бога» живы, так и мы, включенные в имя Бога, живыми пребываем в жизни вечной. Крещение это первый шаг к Воскресению, вхождение в нерушимую жизнь Бога.   
 
Итак, при первом рассмотрении, с крещальной формулой Матфея, с последним словом Христа, мы уже немного увидели сущность Крещения. Теперь взглянем на ритуал таинства, дабы суметь глубже вникнуть в то, что такое Крещение.
 
Этот обряд, как почти все обряды Таинств, состоит из двух элементов: из материи – воды, и из слова. Это очень важно. Христианство не является чем-то в чистом виде духовным, чем-то исключительно субъективным – чувством, волей, идеей, но оно представляет собой космическую реальность. Бог – Творец всякой материи, материя входит в христианство, и только в этом великом совместном контексте материи и духа мы являемся христианами. Следовательно, очень важно, чтобы материя  не исключалась из нашей веры, тело входило в состав нашей веры. Вера не исключительно духовна, но Бог через нее вовлекает нас во всю реальность космоса и преображает космос, притягивает его к себе.  
 
И с этим элементом материи, водой, [в обряд Крещения] входит не только фундаментальная стихия космоса, основная материя, сотворенная Богом, но также и весь символизм религий, поскольку во всех религиях вода имеет особое значение. Путь религий, этот поиск Бога разными способами, в том числе ошибочными, но всегда ищущими Его, ассимилируется в Таинстве. Другие религии, с их путем к Богу, имеют место, они приняты, и таким образом происходит синтез вселенной. Весь поиск Бога, выражающийся в религиозных символах, и, прежде всего, конечно, символизм Ветхого Завета, благодаря этому становится актуальным - со всем его опытом спасения  и благости Бога. К этому пункту мы еще вернемся.
 
Другой элемент – слово, и это слово представлено трояко: отречения, обеты и воззвания. И важно, чтобы слово не было только словом, но становилось путем жизни. В [словах обряда]  реализуется решение, получает воплощение  весь наш крещальный путь – как до, так и после крещения; поэтому через эти слова и также через символы Крещение охватывает  всю нашу жизнь. Реальность обетов, отречений и воззваний это та реальность, что длится всю нашу жизнь, следовательно, мы всегда находимся на крещальном пути, на пути оглашения, посредством тех слов и их воплощения. Таинство Крещения не минутное дело, но требует всей нашей жизни, оно путь на всю жизнь. В самом деле, за этим стоит учение о двух путях, бывших основными в первохристианстве: один путь, на котором мы говорим «нет» и  другой, на котором говорим «да».  
 
Начнем с первой части, отречений. Их три и прежде я рассмотрю второе: «Отрекаетесь ли от обольщений зла, дабы не дать господство греху?» Каковы они эти обольщения зла? В древней Церкви и еще несколько веков спустя здесь было выражение: «Отрицаешься ли велелепия дьявола?» и сегодня мы знаем, что подразумевалось под словами «велелепие (от латин. «помпа», прим. пер.) дьявола». Помпой дьявола были преимущественно масштабные жестокие представления, в которых жестокость становится развлечением, где убивать людей есть нечто зрелищное: спектакль - жизнь и смерть человека. Эти бесчеловечные зрелища, это увеселение зла является «велелепием дьявола», где во внешнем блеске проявляется, в действительности, вся его жестокость.
 
Но помимо прямого значения слов «велелепие дьявола», речь идет о типе культуры, way of life, образе жизни, в котором имеет ценность не истина, а видимость, идет поиск не правды, а эффекта, сенсации и, под предлогом истины, по сути дела, истребляются люди. Фактическое разрушение [подразумевает] лишь один вид созидания – самих  себя как победителей. Посему, это отречение было [тогда] очень актуально: это отречение от типа культуры, который является анти-кульурой, против Христа и против Бога. Пойти наперекор культуре, которая в Евангелии от Иоанна названа «kosmos houtos», «сей мир». Говоря «мир сей», Иоанн и Иисус, по сути, не имеют в виду Творение Божие, человека как такового, но говорят о некой твари, что доминирует и навязывает себя как если бы она [воистину] была миром, как если бы этот образ жизни превалировал. Теперь я оставлю каждому из вас задуматься об этом «велелепии дьявола», о культуре, которой мы говорим «нет».
 
Без заготовленного текстаБыть крещенным означает, в сущности, стать независимым, освободиться от этой культуры. Сегодня мы тоже знаем такой тип культуры, в котором истина не имеет значения, даже если ее тут якобы стремятся явить миру; значение имеет только сенсация и дух клеветы и деструкции. Культура, не ищущая блага, и ее морализм, в действительности, маска, призванная сбить с толку, позволяющая сеять беспорядок и разруху.  Этой культуре, чья ложь рядится в одежды истины и информирования, культуре, что ищет лишь материального благосостояния и отвергает Бога, мы говорим «нет». Из многих псалмов нам хорошо известно противоречие, скрытое в культуре, где человек кажется  недоступным для всех зол мира, ставит себя превыше всех, превыше Бога, тогда как на самом деле это - культура зла, владычество зла. И таким образом, решение, принимаемое в Крещении, та часть пути оглашения, который длится всю нашу жизнь, заключается именно в этом «нет», что говорится и реализуется сызнова каждый день, в том числе через жертвы, которых требует от нас противостояние этой культуре, зачастую доминирующей, в том числе, когда она заявляет о себе как об устройстве мира, мира сего - это не правда. [Ведь] есть многие, кто действительно хочет истины.
 
Итак, мы переходим к первому отречению: «Отрекаетесь ли от греха, дабы жить в свободе сынов Божиих?» В наши дни свобода и христианская  жизнь, по заповедям Божиим, вступают в противоречие: бытие христианином уподобляется рабству; свобода означает избавление от христианской веры, и эмансипацию, в конце-концев, от Бога. Слово «грех» многим кажется чуть ли не смехотворным, поэтому они говорят: «Как так? Мы не можем оскорбить Бога. Бог так велик, какое ему дело, если я совершаю небольшую ошибку? Не в наших силах оскорбить Его, он занят слишком глобальными вещами, чтобы обижаться на нас». Похоже на правду, но это не правда. Бог сделал себя уязвимым. В Христе распятом мы видим Бога, сделавшегося беззащитным, он стал уязвим вплоть до смерти.  Бог интересуется нами, поскольку он нас любит, и любовь Бога – это его «слабое место», любовь Бога - заинтересованность в человеке, и этот факт означает, что наша главная забота – не оскорбить, не разрушить его любовь, не совершить ничего наперекор его любви, иначе мы пойдем также наперекор самим себе и своей свободе. И в конечном итоге, получив эту иллюзорную свободу независимости от Бога, мы оказываемся в рабстве у того, что нам диктует время, и вынуждены подчиняться его диктату, чтобы удержаться «на высоте» его требований.
 
И наконец: «Отрекаетесь ли от Сатаны?» Имеется в виду «да», сказанное Богу, и «нет» власти Злого духа, управляющего такого рода деятельностью и желающего стать богом этого мира, как говорит св. Иоанн. Но он не Бог, он только враг, и мы не покоряемся его власти; мы говорим «нет», потому, что говорим «да» - фундаментальное «да», «да» любви и истины. Эти три отречения обряда Крещения в древности сопровождались тремя погружениями; погружение в воду как символ смерти, того «нет», что поистине является смертью одного образа жизни и воскресением к жизни иной. К этому мы вернемся. Затем, исповедание в трех вопросах: «Веруете ли в Бога Отца всемогущего, Творца; во Христа и, наконец, во Святого Духа и Церковь?» Данная формула, ее три части, развиваются исходя из Слова Господа: «крестить во имя Отца и Сына и Святаго Духа»; впоследствии эти слова углубились и конкретизировались: что означает Отец, что означает Сын – вся вера во Христа, вся реальность Бога, сделавшегося человеком, и что значит верить в принятие крещения во Святого Духа, то есть во всё действие Бога в Истории, в Церкви, в общине Святых. 
 
Таким образом, позитивная формула Крещения является одновременно диалогом,  не просто  формулировкой. Прежде всего, исповедание веры - не только предмет для понимания, нечто интеллектуальное, то, что надо выучить, хотя и это конечно; относясь к нашему рассудку оно, в первую очередь, затрагивает наш образ жизни.  И это мне кажется очень важным. Не что-то рассудочное, формула в чистом виде. Это диалог Бога с нами, действие Бога с нами, и наш ответ является путем. Истина Христа может быть понята, только если есть понимание его путей.  Только принимая Христа как путь, мы вступаем на стезю Христа и можем понять Его истину. Не прожитая истина не откроется;  только будучи прожитой, принятой как образ жизни, как поприще, она открывается как подлинная истина во всем богатстве и глубине. Следовательно, эта формула представляет собой дорогу, в ней выражается наше обращение, действие Бога. И мы надеемся действительно применить ее ко всей нашей жизни, приобщившись таким образом пути с Богом, со Христом. И так, живя по истине, мы ей сопричастны, истина становится жизнью, и принимая такую жизнь, мы обретаем истину.
 
Теперь перейдем к элементу материальному. Вода. Очень важно усматривать два значения воды.  С одной стороны, вода наводит на мысль о море, в первую очередь о море Чермном, гибели в море Чермном*. Море олицетворяет силу смерти, необходимость умереть, чтобы перейти к новой жизни. На мой взгляд, это очень важно. Крещение не только церемония, ритуал, введенный в прошлом, и оно также не просто омовение, гигиеническая процедура. Это намного больше, чем омовение: оно есть смерть и жизнь, конец одного существования и возрождение, воскрешение к новой жизни.  В этом глубинный смысл христианского бытия: оно не прибавка к существующему, а новое рождение!  После того, как пройдено море Чермное, мы - другие. Так море, исходя из всего опыта Ветхого Завета, стало для христиан символом Креста. Поскольку лишь через смерть, радикальное отречение, в котором умираешь для одного образа жизни, может осуществиться возрождение, и новая жизнь в действительности получает бытие.  Это одна часть символики воды:  особенно в погружениях древности она символизирует Чермное море, смерть и Крест. Только с Креста приходят к новой жизни, и это находит воплощение каждый день.  Без этой смерти, вечно обновляющейся, мы не можем прийти к истинной витальности новой жизни Христовой.
 
Однако другой ее символ – источник. Вода - первопричина всей жизни, и помимо символики смерти, она несет в себе символ новой жизни. Всякая жизнь приходит из воды, воды исходящей от Христа как истинной новой жизни, что несет нас к вечности.
 
Остается сказать пару слов о крещении младенцев. Правильно ли совершать его, или скорее необходимо пройти сперва путь оглашения, чтобы уже полноценно воспринять Крещение? И другой вопрос, который всегда возникает: «Но можем ли мы навязывать ребенку какую-либо религию, хочет он того или нет? Не должны ли мы оставить этому ребенку выбор?» Этот вопрос показывает, что мы больше не считаем христианскую жизнь новой жизнью, истинной жизнью, но видим в ней выбор, один из многих, и даже бремя, которое не следует взваливать без согласия субъекта. В действительности все не так. Сама жизнь дана нам без возможности выбора - хотим мы жить или нет; никого не спрашивают: «желаешь ли ты быть рожденным?». Сама жизнь нам дана необходимо, без предварительного согласия, она так дарована нам, и мы не можем прежде решить «да или нет, хочу я жить или нет».  И, в конечном счете, вопрос стоит так: «Справедливо ли даровать жизнь в этом мире без получения согласия – хочу ли я жить? Не слишком ли это поспешно, давать жизнь без того, чтобы субъект имел возможность на нее решиться?» Я бы сказал так: это возможно и справедливо только если вместе с жизнью, мы можем дать еще и гарантию, что жизнь, при всех существующих проблемах, будет благом, что жить будет хорошо, и поручиться: эта жизнь – благо, Бог заботится о ней и она является настоящим подарком.
 
Только загодя данный смысл оправдывает загодя данную жизнь (более точно: априорность* жизни, прим. пер). И поэтому Крещение, как гарантия Божьего блага, как загодя данный смысл Божьего «да», его забота об этой жизни, оправдывает и априорность жизни. Следовательно, крещение детей не ущемление свободы, и именно оно необходимо, чтобы оправдать другой дар – в противном случае сомнительный – дар жизни. Только жизнь, которая находится в руках Бога, в руках Христа, погруженая в имя тринитарного Бога, есть безусловное благо, которое можно давать без угрызений совести. Так что мы благодарны Богу за его дар, за то, что он подарил нам самого себя. И наша задача – жить этим даром, жить им на пути после крещения в отречении, которое по сути означает «да»;  всегда жить в великом «да» Бога, и таким образом жить хорошо. Спасибо.   

Примечание:

* Гибель в море Чермном - библейский рассказ о переходе евреев через море и утоплении египтян

* Априори - до всякого опыта и независимо от него

Поделиться:


Написать нам cообщение

×